Лучший из лучших: электрогазосварщик Геннадий Степанович Корнеев

Главная »Новости сварки » Интересное о сварке

В любой профессии ценятся опыт, мастерство и ответственное отношение к делу. Но у профессии электрогазосварщика, и тем более сварщика, который варит стыки магистральных нефтепроводов, ответственность особого рода, и требуются здесь не просто опыт и умение, а профессионализм высочайшего класса.

Пожалуй, нет необходимости объяснять, к каким бедам может привести всего лишь одна ошибка при сварке нефтепровода. Работу такого рода доверяют лишь лучшим из лучших, таким как Геннадий Степанович Корнеев, электрогазосварщик Специализированного управления по предупреждению и ликвидации аварий (СУПЛАВ) АО «Транснефть — Сибирь».

 

— Геннадий Степанович, в чем секрет профессии сварщика?

— У меня никаких секретов от моих коллег нет, все, что я знаю, расскажу, покажу, объясню, и приходится это делать практически каждый день и не по разу. Ведь меня самого когда-то учили, и не только в профессиональном училище. В нашем деле учиться нужно всю жизнь. Каждый сварщик должен знать и понимать металл, его свойства, особенности в зависимости от марки стали, толщины стенки, погодных условий, влажности. Нужны усидчивость и терпение, нужно точно соблюдать технологию. Но это, наверное, не все. Часто можно услышать про кого-нибудь: «Это сварщик от Бога». А это значит, что человек работает с душой. По-другому объяснить словами, как он это делает, наверное, невозможно.

 

— Почему из всех специальностей вы выбрали профессию сварщика?

— Я вырос в небольшом шахтерском городе Коркино, недалеко от Челябинска. Времена тогда были трудные, наша семья жила небогато, но получить образование я мечтал и сразу после школы поступил в горный техникум. Но вскоре произошло несчастье — умер отец. Стало не до учебы, нужно было быстро становиться на ноги, идти работать, получать зарплату. Кроме техникума у нас в городе было профессионально-техническое училище, как раз тогда производился набор. Я пришел в училище и из всех специальностей выбрал профессию сварщика. Почему именно эту специальность, сейчас уже трудно вспомнить, но, наверное, внутренний голос подсказал.

 

— Где нарабатывали профессиональное мастерство?

— В шахте, конечно. Угольные шахты — это были главные предприятия города Коркино, где работало большинство населения, где можно было получать достойную зарплату. Моим первым делом было — сварка арочных укреплений для шахтных тоннелей. Работа тоже ответственная, эти конструкции должны были выдерживать огромную нагрузку. Чтобы научиться качественно выполнять свою работу, я приходил и смотрел, как работают мои более опытные товарищи. Как готовят и размечают детали, какой зазор устанавливают, как ведут электроды. Каждый свой шов я делал как на экзамене, если не получалось, тренировался снова и снова, пока не добивался качества, которым я сам лично был доволен.

Затем меня пригласили в город Магнитогорск — строить ТЭЦ-2. Потом был набор в Тюменскую область на строительство НПС «Холмогоры». К тому времени я уже был опытным сварщиком, меня взяли без каких-либо вопросов.

 

— А вы помните, как пришли работать в систему «Транснефть»?

— У меня друг жил в селе Демьянском, в Уватском районе. Как-то во время отпуска заехал к нему в гости. А он мне вдруг говорит: «У нас в поселковой котельной трубы надо заварить, а толкового сварщика найти не можем. Может, поможешь?» Мне не сложно, пришел, сделал, работу мастеру сдал. И все, через день меня уже пришли агитировать работать на нефтеперекачивающей станции, где нужны были сварщики, и сварщики нужны были толковые. Подумал, все взвесил, уволился из строительной организации и перешел на работу в Тобольское управление магистральных нефтепроводов «Транснефть — Сибирь».

 

— А чем вас привлекала работа в АО «Транснефть — Сибирь»?

— Если честно, даже не знаю. Работа была не просто трудная, а порой — в невыносимых условиях. Я работал на линейной части в составе аварийно-ремонтной службы. Аварии тогда были очень частыми, и случались они, как правило, в таких местах, до которых на нормальной технике было не пробраться. Это сейчас на любом болоте в трясине разворачивают сборно-разборное покрытие на поплавках, и по нему и тяжелая экскаваторная техника, и трубоукладчики идут и выполняют весь комплекс работ. А тогда такой техники не было. Да что там техники, теплушек не было, в палатках жили и в жару, и в дождь, и в мороз. Помню, были чебоксарские трубоукладчики, у которых даже кабины не было. А ведь работали! Техника не выдерживала, а люди работали. И каждый человек в нашей бригаде — это был такой профессионал, которого еще поискать надо.

 

— С тех пор прошло более тридцати лет, как вы бессменно работаете на ликвидации аварий. Что изменилось?

— Сейчас таких аварий, к счастью, нет. Работаем в основном на замене дефектных узлов или участков в плановом порядке. Это совершенно другие условия. Приезжаем на место в составе целого поезда, разворачиваем жилые модули, хозяйственные бытовки, обустраиваемся, готовим технику. Никаких разливов и грязи, естественно, нет. К началу работ вся нефть из трубы уже раскачана. Но ответственность сварщика остается все на том же высоком уровне. Сейчас каждый шов проверяется системами неразрушающего контроля сварки, поэтому брак недопустим в принципе. Но и за свою бригаду я спокоен. Ребята в основном молодые, но работают с душой.

 

— А сейчас, с позиции вашего опыта, вы больше считаете себя специалистом или наставником?

— Скорее наставником. Мне шестьдесят три года, вроде бы и на пенсию пора, но коллектив не отпускает, просят еще поработать. В первую очередь нужно опыт передать, молодежь научить, смену себе подготовить. Кроме этого, в нашей бригаде я выполняю работу разметчика. Это самая ответственная операция. При замене участков трубы или запорной арматуры необходимо вырезать дефектный участок так, чтобы при сварке нового изделия зазор оставался три миллиметра, не больше и не меньше. Инструмент нужен точный и опять же — опыт. Раньше была такая штатная должность — разметчик, так еще трудно было найти человека, который бы согласился на эту работу — слишком большая ответственность. Сейчас все операции сварщики выполняют сами.

 

— А в вашей семье — дети, внуки — пошли по вашим стопам, продолжили династию?

— Мой сын тоже когда-то решил стать сварщиком, окончил училище, поработал какое-то время. Но начались у него проблемы с глазами. Сварочную дугу не каждый глаз выдержать может даже в маске. Сейчас работает водителем. А вот внук Роман учится в нефтегазовом университете в институте транспорта — будущий нефтепроводчик. Поступил туда самостоятельно, прошел конкурс на бюджетное место, получает стипендию. Наша надежда и продолжатель трудовой династии Корнеевых. А в школе еще один внук учится. Так что будет кому мастерство передать.

Владимир Туркин, t-i.ru


Главная »Новости сварки » Интересное о сварке | Просмотров: 1612 | Теги: электрогазосварщик, сварщик, сварка


Похожие материалы:


Сварочные аксессуары в ассортименте:

Сварные байки



Прокомментируйте своё видение
Имя *:
Email *:
Код *:

Будьте с нами

Центр Сварки 21 в Вконтакте Центр Сварки 21 на Ютуб Центр Сварки 21 в Лавжурнал Центр Сварки 21 в Тумблер

Поиск

Реклама

Опрос

Вам нравится с нами работать?
Каталог сварочного оборудования